РЕКА КАМА – ОЗЕРО ШАРТАШ

Оханск. фото: Франк Гаудлиц

15/16 сентября 2021

Оханск – небольшой город на правом берегу Камы, с простой планировкой, с перпендикулярными улицами. В музей я так и не попал, по непонятным причинам он был закрыт оба дня, поэтому выяснить интересующие подробности мне не удалось.

Короткий путь в Пермь – через паромную переправу, менее семидесяти километров; альтернативный – вдоль реки, более 120 км.

Уровень воды в реке за лето упал, и по берегам виден затонувший сплавной лес, покрытый илом.

Perm. Foto: © Frank Gaudlitz
Пермь
фото: Франк Гаудлиц

Прибыли в Пермь, город, с которым у меня, сына геологических работников, только одна ассоциация – пермский период. О путешествии Гумбольдта в Перми хорошо знают, во всяком случае, в областном краеведческом музее. Дискуссию вызвал вопрос авторства термина «пермский период». Здесь его традиционно приписывают Родерику Мэрчисону, который, впрочем, сам сослался на Гумбольдта как на автора.

Посетили Верхние Муллы; здесь ранее были владения графа Полье, у которого останавливался Гумбольдт со спутниками перед приездом в Пермь. Сейчас это Индустриальный район города. В его центре здание администрации. Тут же соседи: и сбербанк, и церковь, и полиция, и суд, и налоговая. Здания расположены хаотически, улочки перекрыты административными шлагбаумами или ведут в тупики.

Пермь, распиленные самолёты в Верхних Муллах. фото: Франк Гаудлиц
Пермь, распиленные самолёты в Верхних Муллах
фото: Франк Гаудлиц

В Верхних Муллах увидели распиленные самолёты: предприниматели, занимающиеся утилизацией авиатехники, создали небольшой музей. Футуристические нагромождения аэродинамических форм видны с трассы и привлекают внимание.

Михаил Попов, владелец музея показал довоенное немецкое пианино фирмы TRÜBGER из Гамбурга. Оно было приобретено много лет назад его бабушкой в комиссионном магазине, где рассказали историю: в 1945-м офицер-особист привёл этот инструмент из Берлина как трофей, в числе иных вещей. Михаил готов отдать его потомкам первого владельца, имя которого он надеется разыскать.

17 сентября 2021

Kungur. Foto: © Frank Gaudlitz
Кунгур
фото: Франк Гаудлиц

Миновав промышленные пригороды Перми, с дымящими трубами и пылающими факелами, быстро добрались по отремонтированной трассе до Кунгура. Город подзаброшенный и интересный. С высокого берега Сылвы открываются красивые виды.

В краеведческом музее и в антикварном салоне «Машина времени» увидел немецкие вещицы; истории, ними связанные, порой печальны.

Недалеко от Кунгура есть камень Ермак, известняковая скала на берегу Сылвы, выход отложений пермского периода. Дорога к нему ухабистая и медленная. С Ермака открывается вид на Сылву, место популярно у туристов и скалолазов. Вдоль противоположного берега реки проложена железная дорога, по которой ходят частные и длинные грузовые составы. Сильное эхо распространяется над водой. По этой причине на Ермаке шумно и место мало годится для спокойных ночёвок.

Побывал в Кунгурской пещере, названную экскурсоводами ледяной, поскольку в начале её полуторакилометрового хода круглый год сохраняется лёд. Гумбольдт со спутниками пещеру не осмотрели – не смогли найти проводников.

18 сентября 2021

Деревню Быково. фото: Франк Гаудлиц
Деревню Быково. фото: Франк Гаудлиц
Деревню Быково. фото: Франк Гаудлиц
Деревню Быково. фото: Франк Гаудлиц
Деревню Быково. фото: Франк Гаудлиц
Деревню Быково. фото: Франк Гаудлиц
Деревню Быково. фото: Франк Гаудлиц
Деревню Быково. фото: Франк Гаудлиц
1_Bykowo
2_Bykowo
3_Bykowo
4_Bykowo
5_Bykowo
6_Bykowo
7_Bykowo
8_Bykowo
previous arrowprevious arrow
next arrownext arrow
 
1_Bykowo
2_Bykowo
3_Bykowo
4_Bykowo
5_Bykowo
6_Bykowo
7_Bykowo
8_Bykowo
previous arrow
next arrow

Деревню Быково, через которую ехал Гумбольдт, и которую современная трасса Пермь – Екатеринбург обходит стороной, оказалась интересной. Деревянные дома вдоль Трактовой улицы многообразны (название показывает, что деревня лежала на большой дороге – тракте). Некоторые строения на земляном фундаменте, некоторые на фундаменте, сложенном из пластов песчаника, с завалинками и без. В случае двух хозяев разнообразие ещё больше. Каждое жильё и двор – отдельный мир, доступный к осмотру (выставленный напоказ). В центре деревни небольшой парк, в нём деревянная церковь на фундаменте из песчаника, высокие окна её заколочены. И парк, и церковь заброшены уже пару десятилетий.

На всём пути много распаханных полей, нередко огромных. Перевёрнутые пласты чёрной земли блестят на солнце. Поля обрамлены золотыми берёзовыми рощами.

На ночлег остановились в рабочем городе Первоуральске. Обзванивая владельцев съёмных квартир, услышал, что всё и надолго сняли приезжие рабочие. Хорошее начало.

19 сентября 2021

Perwouralsk. Foto: © Frank Gaudlitz
Первоуральск
фото: Франк Гаудлиц

Утром на улицах Первоуральска очень мало автомобилей. Город рабочего класса. Очень практичный город. Очень простая архитектура: коробки для жилья, для ночлега. Причём ещё советские в большинстве. О начале города свидетельствуют уже сами названия улиц: улица Обогатителей, улица Вальцовщиков … Много улиц и улочек гнутых, что обусловлено усложнённым рельефом. Привлекает внимание здание инновационного центра в виде бочки, лежащей на боку.

На въезде в город четыре гигантских трубы ТЭЦ. В зависимости от ветра их дымы ориентированы на город или от города. Выбора не много. Другие предприятия тоже расположены в городе, и тоже дымно трубят.

В городе есть памятник «Европа – Азия» в виде 25-метрового каменного столба, недалеко от него родник, отмеченный теми же словами, сеть кафе «Евразия». Чувствуется стык континентов.

Выехали в посёлок Билимбай. Навигатор вывел к огромной церкви, содержание которой не по силам маленькой общине. Храм Святой троицы. Возле него гроздь памятников: боец в будёновке и боец Великой отечественной – «Вечная слава героям, павшим в боях за родину», свежий памятник из чёрного камня – «Билимбаевцам, героям Чернобыля», деревянный пограничный столб с советским гербом. Чуть в глубине стена с каменными плитками, на которых имена жителей, погибших в Великой отечественной войне. Надпись «Никто не забыт, ничто не забыта» читается только по памяти. Буквы из клейкой чёрной ленты, многие отвалились. С другой стороны церкви большая известняковая глыба с каменной табличкой, на которой дана краткая история церковного здания. Рядом металлическая капелла с куполом и крестом, фигурка маленькой девочки, смотрящей на этот  крест. Капелла укрывает водяную колонку.

Pater Michael in der Siedlung Bilimbay. Foto: © Frank Gaudlitz
отец Михаил
фото: Франк Гаудлиц

Внутри здания церкви доска «Воскресная школа». Письмо внуков давнего священника, отца Сергия, служившего здесь в 1920-х до начала 1930-х гг., ищут хоть какую-то информацию о деде. Спросил у священника отца Михаила, есть ли отклики на это письмо. Ответил, что нет. Давно это было, никого уже нет в живых.

На подъезде к Екатеринбургу, по Московскому тракту, внезапно открывается внушительная картина: миллионы тонн белой материи вознесены в виде высотных домов. После маленьких нечастых селений с придавленными к земле деревянными домиками и рабочих городков ощущается приближение большой и богатой уральской столицы.

Легко нашли жильё на улице Щорса.

20/21 сентября 2021

Am Shartash-See. Foto: © Frank Gaudlitz
на озере Шарташ
фото: Франк Гаудлиц

Выехали в сторону озера Шарташ, которое Гумбольдт рекомендовал осушить. По берегам «частный сектор». Дома разнообразные, и давней постройки, и более новые, и ещё строящиеся. Въездные ворота строящейся виллы охраняют бетонные львы. Над большой калиткой два орла расправили крылья. Дом готовят к сдаче. Напротив него трущобные халабуды, кучи гравия, ржавые авто. На улицах есть водораздаточные колонки, ими пользуются жители неблагоустроенных домов. При нас парень набирал воду в бидоны; прижал кран ногой и смотрит в смартфон, пока наполняется бидон. Озеро немаленькое, площадь более 7 кв. км. К восточному берегу, куда мы приехали, ветер пригнал цветную пену.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.